МУЖЧИНА ПО ВЫЗОВУ. Событие (2)

заказать вызвать парня по вызову

Я не находила себе места. С каждой минутой, приближающей меня к заветным девяти часам, во мне росли неуверенность и страх.
«Как начать? Что сказать? Как себя вести?»
Мысли сводили меня с ума. Я металась по квартире от кухни к спальне, от спальни к ванной комнате и обратно.
— Это же надо. Первый раз с подобным сталкиваюсь, — вслух разговаривала я сама с собой.
Я, конечно, прекрасно знала о подобных услугах. Но куда понятнее, когда мужчины выбирают женщин, а не наоборот. Существует же секс по телефону. Читала даже о том, что некоторые представительницы прекрасного пола предпочитают содержать любовников, которые гораздо моложе их самих. Но я никак не ассоциировала себя с этой категорией женщин. А тут — вот тебе, пожалуйста.
Я решительно не знала, за что схватиться! Решив, наконец, не мучиться, я позвонила эксперту в этом деле. А если быть точнее — Таньке. Она эту кашу заварила, пускай теперь и отдувается. Хотя я понимала, что отдуваться буду я.
— Танька, — буквально закричала я в трубку.
— Что ты так кричишь? Я же оглохнуть могу. И кому буду нужна тогда глухая? — ответила мне подруга.
Она шутит, а мне было не до смеха. И угораздило же меня согласиться на ее авантюру.
— Танька, что мне делать? Я никогда раньше этим не занималась. Ну, не покупала себе мужика. Ты же знаешь, — попыталась объяснить я суть своего беспокойства.
— Тоже мне проблема. Ты раньше спала со своим Колькой? — равнодушным голосом спросила она меня.
— Ну……
— Что, ну? Ну, так вот это практически одно и то же, но здесь ты получишь гораздо больше удовольствия. Что твой Колька-каток мог? Как он тебя в кровати не укатал за это время не пойму.
Слова подруги были бы мне обидны раньше. Но теперь даже слегка улыбнули.
Да, мой гражданский муж отличался упитанностью и очаровательным животиком а-ля «дама на седьмом месяце беременности». Но я любила его и таким. А вот Танька — нет. Это был повод его поддеть. На что Коля отвечал тем же.
— Послушай меня, детка. Делай, как договаривались. Надеваешь комплект нижнего белья, что я выбрала для тебя, распускаешь волосы, наносишь макияж. В холодильнике я оставила бутылку шампанского и фрукты. Все это оставляешь в спальне. Да, и свечи не забудь. Разместишь их на прикроватных тумбочках. Душ — само собой разумеющееся. И не переживай ты так. Ты главное расслабься и получай удовольствие. Мы им за это деньги платим. И не малые. Кстати, не вздумай нацепить свои тапочки допотопные. Только изысканная обувь на шпильке.
Проинструктировав меня, она чмокнула трубку и, сославшись на то, что ее ждет непонятно какой по счету любовник, отключилась.
Ее слова и спокойствие, с каким она все это мне говорила, на какое-то время успокоили меня и придали сил. Но, как оказалось, ненадолго.
Обустроив спальню должным образом, я перешла к своему перевоплощению. И вот тут меня снова зазнобило от волнения. Одним пальцем я подцепила то, что моя Татьяна назвала комплектом нижнего белья. Это «нечто» состояло из практически невидимых трусиков, которые с таким же успехом можно было и не одевать, и пеньюара (ну и словечко — пень из ЮАР), который больше походил на паутину, выуженную из чулана. Вероятно, французского чулана, но сути это не меняло.
Покрутив белье и так, и сяк, я все же решилась. Тем более, ничего другого мне не оставалось. Трусики непривычно врезались в попу, застревая между половинками ягодиц, а впереди ткани хватало как раз на то, чтобы прикрыть узкую полоску лобковых волос. Я то и дело трогала рукой то, что осталось от моей растительности.
Когда пришла очередь прозрачного пеньюара, я уже исчерпала запас нецензурных слов в адрес Тани, а также всех мужчин мира.
— Не могла поприличнее что-нибудь найти. Какой толк от всего этого обилия кружев? Женщине должно быть удобно, в первую очередь. Неужели кто-то чувствует себя комфортно в этом камуфляже для куртизанок? — бормотала я под нос, пока энергично расчесывая волосы, вставшие дыбом, но в обычных условиях доходящие до середины спины.
Как и наставляла Танька, я накрасилась и распустила волосы, приготовила шампанское и свечи. Взглянув на труды своих рук, я осознала, что теперь точно отступать некуда.
Достав из шкафа босоножки на шпильке, как и требовала Танька, я наконец обратила внимание на то, каких успехов достигла. То, что показало зеркало в прихожей, изрядно меня удивило.
— Ну и срам, — вымолвила я.
Я увидела в отражении полураздетую женщину (в зачет идет лишь кусочек прозрачной ткани) с призывно накрашенными губами и копной густых волос, рассыпанной по спине и плечам.
«Неужели это я?»
Да, увидеть себя в таком наряде было настоящим испытанием. Я сразу подумала о том, что в таком виде перед постоянным любовником появляться стыдно, а перед незнакомым мужчиной лучше провалиться в ад. Рука непроизвольно опустилась к лобку, в жгучем желании прикрыть откровенную картину.
От созерцания всей этой прелести в виде моего практически голого тела, меня отвлек звонок в дверь. Я все еще стояла в прихожей в самом непотребном виде, но в ту же секунду рванула в спальню. Не хватало еще, чтобы какая-нибудь соседка услужливо рекламу мне дала. Так и вижу сквозь лузганье семечек:
«А соседка то наша гулящей девкой заделалась! Клиентов прямо в квартире принимает».
По пути я взглянула на часы. До прибытия «заказа» оставалось еще два часа. Это заставило меня мигом спрятать свой наряд под халатик.
Мне свойственна беспечность, поэтому я сразу открыла дверь, не глядя в глазок. И очень даже зря. На пороге стоял мужчина в красном комбинезоне и черной футболке. В руках он держал чемоданчик. Похожий всегда носил с собой наш сантехник Петрович.
Шальная догадка пронзила мой мозг, и я так и осталась стоять, молча созерцая довольно заманчивую картину.

Назвать его красавцем не поворачивался язык. Мужчина, который стоял на пороге моей квартиры, вполне сошел бы на роль древнегреческого бога. Короткие каштановые волосы, искусиельная линия губ, которая так и манила к себе, цепкие карие глаза и небольшой шрам, рассекающий правую бровь. Тело гостя состояло сплошь из одних мускулов. Они так и притягивали к себе взгляд. Во всем его облике сквозила уверенность и мужественность.
Сомнений в том, кто это, не осталось.
«И это все мне?» — неожиданно подумала я, радуясь, как подарку под елкой в детстве.
Его внешность не портил даже шрам. Шрамы украшают мужчин. Это точно.
Я бы еще с полчаса стояла и созерцала красавца, если бы он не подал голос, вырывая меня из моих иллюзий:
— Сантехника вызывали?
Если бы можно было умереть от истомы, то я бы уже валялась мертвая. Ни за что бы не поверила, что мужчина может вот так с первого взгляда вызвать шквал эмоций. Ан нет, правда… может.
— Да, — почему-то хрипло ответила я.
«Ну, сантехник, так сантехник. Видимо, что-то напутали. А какая, собственно разница, когда главный герой — просто бомба?»
— Где кухня? — снова услышала я его бархатный голос.
Сил хватило лишь на то, чтобы указать рукой в направлении кухни. Со стороны я, наверно, выглядела очень даже глупо. Это было видно и по выражению лица моего «сантехника». Он хмурился, разглядывая по пути меня. Я семенила следом, захлопнув предварительно дверь.
То, что он решил начать с кухни, меня немного удивило. Ну, не привыкла я к подобным игрищам. Вот в постели — да, а на всякого рода неудобных поверхностях типа столешниц, пола и прочих — нет.
«Сантехник» явно решил поиграть. Я покорно приняла условия его игры. Вот только что-то не давало мне покоя. Покопавшись в себе, я нашла причину беспокойства. Я должна была предстать перед ним в костюме Евы, а для этого как минимум нужно снять халат. Но у меня не было никакого желания выставлять напоказ все свои прелести. Дабы потянуть время, я спросила у красавца-сантехника:
— А имя у вас есть?
Герой моего романа поднял на меня глаза и слегка улыбнувшись, представился:
— Артем.
— А … понятно. Голос снова меня подвел.
Я сомневалась, настоящим ли именем он представился, но это не имело значения. Правда, мне казалось, что «сценический» псевдоним должен быть покрасивее. Например, Ромео или, на худой конец, Альберт. Но Артем, на самом деле, мне нравился даже очень.
Тем временем Артем приступил к осмотру крана.
— Вы что, действительно, собрались его чинить? — с сомнением поинтересовалась я.
— Да, — просто ответил он.
— А почему вы на два часа раньше? — не унималась я.
— Раньше начнем — раньше закончим.
Все было понятно. Наверное, у него ненормированный рабочий день. Или ночь.
Я все еще топталась рядом, не зная, как начать. Была бы на моем месте Танька, она бы уже минуту назад разложила его на своей постели.
«Танька!» — мелькнула спасительная мысль.
Я взяла мобильный телефон и заперлась в ванной комнате. Включив воду, для отвода глаз, я набрала заветный номер подруги. После продолжительного ожидания, она ответила мне весьма недовольным голосом:
— Слушаю.
— Танька, это я.
— Ну, что? Снова мандраж? — поинтересовалась с издевкой она.
— Какое там. Сантехник пришел. На кухне сейчас кран рассматривает, — выпалила я все и сразу.
— Ну и что? Это ролевая игра такая. Ты что делаешь? Переоделась? Соблазняешь? — засыпала она меня вопросами.
— Нет. Я в халате. А что, прям сразу нужно?
Таня возмутилась:
— Конечно. Бегом разделась и к «мачо». Пококетничай, а дальше все само собой покатится.
Я отключилась и посмотрела на себя в зеркало.
— Что ж, старушка, все в нашей жизни случается в первый раз, — сказала я своему отражению.
Я сбросила халат тут же. Теперь на мне были только трусики, пеньюар и босоножки. Набрав в легкие побольше воздуха, я шагнула из ванной в коридор.
Артем возился с краном, что-то подкручивая. Он не глядя на меня, сложил инструменты и вымыл руки. Думая, что меня нет рядом, он довольно громко произнес:
— Хозяйка, все сделано. Принимай работу.
— Я уже, — ответила я.
Секунда, пока Артем оборачивался в мою сторону, пробежала передо мной, как в замедленной съемке. Я увидела его равнодушные глаза, которые в следующее мгновение слегка расширились от удивления, а затем зажглись непонятным светом. Он стоял напротив меня, жадно разглядывая, блуждая взглядом по обнаженным (и не только) участкам тела.
К своему удивлению, я больше не робела и не смущалась. Отчего-то, впервые в жизни, мне безумно хотелось, чтобы он продолжал меня рассматривать, впитывать мой образ в себя. Желание накрыло меня, сдавив горло и щекоча низ живота. Под его пристальным взглядом моя кожа пылала, угрожая испепелить тонкую ткань, которая была уже лишней.
— Раздень меня, — еле слышно прошептали мои губы.
То, что это говорю я, до меня дошло не сразу. Лишь когда Артем сделал шаг ко мне навстречу, я осознала, что позвала его. Я пригласила его пройти и насладиться тем, что могу подарить ему. А мне хотелось дарить себя без остатка.
Оказавшись совсем рядом, так, что я ощущала его дыхание, Артем наклонил голову и поцеловал мое оголенное плечо. От прикосновения его губ, место поцелуя горело. Он посмотрел мне прямо в глаза, заглядывая внутрь моего сознания. Я постаралась отразить все эмоции, которые испытывала, чтобы он понял меня. И я прочитала такое же желание в его глазах. Слова были лишними.
Артем коснулся своими губами моих губ, проникая вглубь рта. Язык осторожно исследовал меня, пробегая по зубам и погружаясь еще глубже. Я ощутила его теплые пальцы, которые коснулись тонких лямочек пеньюара. Он все так же осторожно, словно боясь спугнуть меня, опустил их, высвобождая грудь. И я испытала невероятное облегчение от того, что ткань больше не скрывает меня от глаз Артема.
Продолжая меня целовать, он взял мои груди в свои руки, лаская и слегка сжимая. Большие пальцы гладили вершинки сосков, заставляя мое тело выгибаться от удовольствия. Но так продолжалось недолго. Губы Артема спустились по моей шее к ним, и его рот с жадностью накрыл сначала один сосок, а затем другой. Очерчивая языком контуры горошинок, он доставлял мне неземное удовольствие.
Я зарылась руками в его волосы. Хватая их, я сжимала их в кулаке под действием восхитительных чувств. Слегка постанывая, я разрешала ему делать со мной все, что он только хотел.
Я уже не помнила, как оказалась абсолютно голой. Артем покрывал мое тело горячими поцелуями, стаскивая с себя комбинезон. На мгновение он остановился, но лишь для того, чтобы снять майку. Когда я увидела его мощную грудь с небольшим треугольником волосков, я перестала дышать. Артем взял меня за подбородок и заставил посмотреть в свои глаза. Окончательно убедившись в моем желании, он больше не сдерживался. Обхватив меня за талию, он одним рывком усадил меня на мой кухонный стол.
«Это просто восхитительно», — возникла единственная мысль в голове.
Артем опустился на колени передо мной. Раздвинув мои ноги, он коснулся пальцами складок кожи, покрытых волосками. В эту секунду я почувствовала, что меня словно раскрыли, как ракушку в поисках жемчужины. И он нашел ее. Его губы ласкали нежную кожу в самом чувствительном месте. Острые уколы наслаждения пронзали все мое тело под его губами. Это было подобно пытке, но я мечтала, чтобы она продолжалась вечно.
Наконец, я достигла пика наслаждения, со стоном хватая его волосы и прижимая к себе его голову. Такого острого удовольствия я не испытывала никогда. И вообще я не знала, что такое возможно. Оказывается, я слишком многое пропустила.
Мое тело все еще сотряслось от судорог оргазма, но желание ничуть не ослабло. Оно только еще больше усилилось, предвкушая сладостное проникновение Артема в мое лоно. Я поддалась вперед, привлекая его к себе и накрывая рот в благодарном поцелуе. Ногами обхватив его за талию, я заставила его вплотную прижаться ко мне.
Артем перехватил меня под ягодицами и оторвал от поверхности стола. Я осталась висеть на нем, продолжая обнимать ногами его мощный торс.
— Куда? — хрипло спросил он.
Я указала на дверь спальни. И все. Больше никаких слов, только бесчисленное количество поцелуев.
Прошло всего мгновение, и Артем уже аккуратно опускал мое тело на постель, устраиваясь сверху. Он целовал мою шею, грудь, живот. Наконец, не выдержав, он одним рывком ворвался внутрь меня, заполняя собой. От такого тесного соприкосновения, мое тело выгнулось навстречу от удовольствия. Я с радостью приняла его.
Движения Артема были ритмичные и яростные. Он погружался в меня вновь и вновь, принося с каждым движением все больше и больше удовольствия. Рычание вырвалось из его груди, и я почувствовала, как он пульсирует внутри меня, наполняя мое тело своим семенем. В унисон с ним стонала и я, уносясь в пучину блаженства.

to be continued